Меню

William morris схемы вышивки

William morris схемы вышивки

Многим из нас хорошо знакомо имя Уильяма Морриса — знаменитого художника и дизайнера, создавшего множество восхитительных узоров и принтов, десятки которых воплощены в вышивке в самых различных техниках. Но куда менее широкой публике знакомо имя его дочери, Мэй Моррис, хотя она не только унаследовала художественный талант отца, но и стала выдающимся дизайнером по вышивке.

Сегодня предлагаем вам познакомиться с биографией и необыкновенными работами одной из самых примечательных вышивальщиц своего времени!

Прерафаэлиты, музы и маленькая художница

Портрет Мэй Моррис, 1872, Данте Габриэль Россетти

Мэри (Мэй) Моррис (25 марта 1862 — 17 октября 1938) была младшей дочерью уважаемого и популярного дизайнера, писателя и издателя Уильяма Морриса и его супруги и модели Джейн Бёрден, которую еще современники окрестили воплощением идеала красоты прерафаэлитов. Подобное окружение не могло не оставлять определенный отпечаток на характере девочки, поэтому росла она восприимчивой, внимательной и рассудительной.

Когда Мэй было восемь, она вместе со старшей сестрой приехала погостить в замок одного из друзей своего отца, Джорджа Говарда, будущего графа Карлайла. В то время она вела дневник, в котором в самом начале презентует себя следующим образом:

“Ради мамы и в случае, если эти строки будут читать те, кто со мною не знаком, я полагаю, мне следует представиться и описать себя. Я самый настоящий сорванец, но там (прим. — в замке Говарда) я не слишком озорничала, опасаясь подать дурной пример младшим детям, с которыми мы проживали. Двадцать пятого мая мне будет 9 лет. Я очень неряшлива, вечно перепачкана и, стыдно сказать, частенько непослушна. Челка у меня слегка вьется. Глаза голубые. Я не полная и не слишком худая. Теперь, когда я себя описала, предоставляю моим читателям право самостоятельно решить, красива я или дурна”.

Мэй Моррис вышивает дома в Хаммерсмите, около 1920 гг

Вышивать Мэй училась у своей матери и тетушки Бэсси Берден, которых в свою очередь… научил сам Уильям Моррис (мать Мэй происходила из крайне бедной семьи и образование и все художественные навыки и знания приобрела уже войдя в круг прерафаэлитов). В 1881 году Мэй поступила в национальную художественную школу, где изучала вышивку, а уже через четыре года, в свои 23, девушка возглавила отдел вышивки в компании своего отца.

Одна из самых знаменитых работ Мэй Моррис, «Прекрасные дамы»

В списке главных заслуг Уильяма и Мэй Моррис — настоящее возрождение интереса и техник свободной вышивки гладью, которую правильнее было бы назвать живописью иглой.

Такая вышивка (преимущественно шелком) поощряла авторский подход и креативность — в противовес популярной в то время берлинской вышивке шерстью и вообще счетным видам вышивки, будь то крестик или гобелен.

Читайте также:  Вышивка крестом июнь 2015

Популяризация вышивки и преподавание

Мэй Моррис внесла огромный вклад в развитие образовательной системы в области вышивания — она активно преподавала в Королевской школе вышивки, которая в то время была единственным заведением, предлагавшим развернутый качественный практический курс (как ни странно, в ряде других мест можно было прослушать только теорию, без возможности вышивать на практике).

С 1897 года Мэй также преподавала вышивку в Центральной школе искусства и дизайна в Лондоне, где уже через два года возглавила отдел вышивания.

Совет, который некогда Мэй Моррис дала всем вышивальщицам, актуален и сегодня спустя более сотни лет:

“Мои замечания не так банальны, как может показаться, и все они ведут к главной аксиоме, “аккуратность и опрятность”, без которых ваше произведение ничто. Мне доводилось видеть работы, которым позволяли лежать в комнате где попало в перерывах между вышиванием, собирая пыль и грязь. Можно представить себе, как тускло и бледно смотрятся такие вышивки, ну а в целом подобное отношение наглядно отражает довольно скверный подход к труду.

Настоящий талант, как настоящий гений, никогда не допускает неопрятности. Достижение высокого уровня порядка и аккуратности, на которые я делаю такой серьезный акцент, является неотъемлемой частью ученичества, и пройти этот этап предстоит каждому будущему мастеру, в студии или дома, обучаясь в классе или самостоятельно, дабы достичь превосходства в каком бы то ни было виде искусства”.

Именно на этих строчках так хочется вспомнить детский дневник Мэй, где она честно и открыто признавалась в том, что она неряха и сорванец, и в очередной раз отметить, что работа над своим мастерством — это, в первую очередь, работа над собой!

«Вышивка – это новая живопись». История Уильяма Морриса

Уильям Моррис – человек-легенда. Новатор во всех мыслимых и немыслимых областях. Отец-основатель современного дизайна, создатель легендарной фирмы «Моррис и Ко» и лидер движения «Искусства и ремесла». Последний из прерафаэлитов и первый среди модернистов. Поэт, писатель и переводчик, открывший миру жанр фэнтези. Ученый-медиевист, настоящий фанат средневековья, бизнесмен и в то же время убежденный социалист. Так кто же он, Уильям Моррис? Об этом – в сегодняшнем выпуске арт-колонки.

Родом из Средних веков

Уильям Моррис был сыном весьма состоятельного лондонского дельца, который оставил ему в наследство целое состояние. Благодаря деньгам отца Моррису не нужно было зарабатывать на жизнь, и он мог спокойно заниматься тем, что было ему по-настоящему интересно. И самым главным среди его интересов стала эпоха Средних веков.

Роман со Средневековьем у Морриса начался еще в детстве. Маленький Уильям зачитывался романами Вальтер Скотта и воображал себя рыцарем, маму – прекрасной дамой, а их семейное поместье – неприступной крепостью. Родители поддерживали увлечение мальчика и даже как-то подарили ему игрушечные детские доспехи, в которых он гордо разъезжал по саду на своем пони. Но в реальности сказка быстро закончилась: отец Уильяма рано умер, и из роскошного особняка Моррисы переехали в дом поскромнее. Всю свою жизнь Уильям Моррис стремился воссоздать сказочную атмосферу своего детства, пропитанную средневековыми легендами.

Читайте также:  Как вышивала царевна лягушка

Детские истории о рыцарях и прекрасных дамах постепенно переросли во взрослый интерес к историческим Средним векам. Не удивительно, что ему оказались по душе художники-прерафаэлиты, которые, как и он, были поклонниками средневековой эстетики. Моррис зачитывался трудами главного теоретика братства прерафаэлитов Раскина и постепенно сам стал не меньшим профессионалом в этой теме. К нему, как к ученому-медиевисту, нередко обращались сотрудники музеев, которые просили атрибутировать ту или иную старинную вещицу.

Моррис увлекался не только искусством, но и религией. Вместе со своим университетским другом (и по совместительству одним из крупнейших британских художников) Эдвардом Берн-Джонсом он вполне серьезно мечтал основать собственный монастырь. Впрочем, эти фантазии быстро канули в прошлое. Молодые люди решили заняться искусством, к тому же Моррис влюбился…

Семейное гнездышко

Избранницей Морриса стала местная красавица Джейн Берден. Они познакомились в Оксфорде, где Моррис расписывал помещение Оксфордского союза. Джейн позировала ему для портрета Королевы Гвиневры в средневековом костюме. Впрочем, позированием дело не ограничилось, и вскоре последовали объяснения в любви и предложение руки и сердца. После свадьбы молодая семья решила обосноваться неподалеку от Лондона. Здесь-то и начинается самое интересное!

По проекту Морриса и его друзей-художников был построен роскошный особняк из красного кирпича. Художники решили показать естественную красоту материалов и оставили его стены необлицованными. Это совершенно выбивалось из общепринятых вкусов – состоятельные англичане, как правило, замазывали свои дома белым известняком. Дом Моррисов резко выделялся среди рядов безликих особняков. За пронзительный цвет бунтарский дом прозвали «красным».

Внутри «Красного дома» был устроен настоящий храм искусства. Абсолютно все, от мебели до мелких предметов быта, было сделано руками молодых художников. Занавески, витражи, канделябры, столы и стулья из цельного дуба, вышивки, росписи, гобелены и даже одежда хозяев – готовая экспозиция для небольшого музея дизайна. Кстати, в наши дни «Красный дом» действительно превратился в музей – полюбоваться на модернистские интерьеры может теперь каждый желающий.

Моррис и Ко

Опыт работы в «Красном доме» дал Уильяму Моррису понимание того, что искусство может проникать во все сферы человеческой жизни и формы его могут быть сколь угодно многообразными. Моррис решил пойти дальше и распространить атмосферу «Красного дома» на всю страну. В 1861 году он основывает свою легендарную фирму «Моррис, Маршал, Фолкнер и Ко», которая должна была обеспечить изысканной мебелью и предметами интерьера всех желающих.

Читайте также:  Инстаграмы тех кто шьет

Правда, способ производства на фирме Морриса был весьма специфическим. Современное обезличенное производство казалось Моррису отвратительным и безвкусным. Машины лишили мир эстетики, сетовал он. Как истинный фанат Средневековья, художник решил устроить у себя нечто вроде средневекового цеха. К работе в своей фирме он привлек всех своих друзей, родственников и знакомых. Жены художников расписывали плитки и вышивали на ткани. Так как на фирме Морриса существовал исключительно ручной труд, работа шла не быстро. Например, на создание ковра, воссозданного по старинным французским технологиям и схемам, ушло 516 рабочих часов! Самыми известными товарами фирмы Морриса стали витражи и обои. Фирменные моррисовские обои с растительными орнаментами до сих пор считаются образом классического английского стиля.

Tulip by William Morris (1834-1896). Original from The MET Museum. Digitally enhanced by rawpixel.

Violet and Columbine by William Morris (1834-1896). Original from The MET Museum. Digitally enhanced by rawpixel.

Поскольку изделия Морриса требовали огромного труда и дорогих качественных материалов, то и стоили они недешево. Но парадокс заключался в том, что сам Уильям Моррис мечтал о том, что его искусство будет доступно простым людям. Правда, социализм Морриса был скорее романтического свойства. Он признавался, что не смог осилить и пары страниц из «Капитала» Маркса. Увлечение социализмом скорее было связано с тем, что в нем Моррис увидел средневековые идеалы.

Первый дизайнер

Когда в 1883 году Моррис вступал в Социал-демократической федерацию, в графе «профессия» он написал странное словечко «дизайнер». Так он стал первым представителем этой модной в наши дни профессии. Все современные учебники по художественному дизайну до сих пор основаны на эстетических принципах Морриса. Моррис был убежден, что искусства «большие» (такие как живопись или скульптура) и «искусства малые» (декоративно-прикладные) имеют общую природу. Он отказывался считать «малые искусства» второстепенными или недостаточно серьезными. «Вышивка – это новая живопись» – вот основа эстетики Морриса.

Уильям Моррис – один из немногих художников, чьи работы живут не только в тесных выставочных залах и музейных хранилищах. И в XXI веке по его эскизам делают обои и выпускают ткани. Уильяма Морриса можно встретить как в модной галерее современного искусства, где очередной художник сделал арт-проект под влиянием великого предшественника, так и в сувенирной лавке на Оксфорд-стрит, где продают футболки с его высказываниями. Искусство Морриса продолжает жить в народе, как об этом когда-то мечтал художник.

Adblock
detector